Уполномоченный
по защите прав предпринимателей
в Ставропольском крае
+7 (8652) 30-62-40
Обратиться

Право на справедливость

Право на справедливость

Кроме сложностей, связанных исключительно с ведением бизнеса, предприниматели нередко сталкиваются и с препятствиями со стороны различных государственных структур. Интересы делового сообщества представляет бизнес-омбудсмен, одна из главных функций которого, помимо защиты нарушенных прав предпринимателей, заключается и в рассмотрении обращений.
О факторах, негативно влияющих на деловой климат края, и болевых точках местных индивидуальных предпринимателей корреспонденту “СБ” рассказал врио уполномоченного по защите прав предпринимателей в Ставропольском крае Кирилл Кузьмин.


— Кирилл Александрович, с какими вопросами к вам обращаются чаще всего?


— Если говорить о характере обращений, большинство из них связано с элементарным равнодушием, а иногда и нежеланием тех или иных органов власти помогать бизнесу. Вместо этого, напротив, мы видим, как создаются барьеры. Мне, как уполномоченному, приходится регулярно сталкиваться с так называемым эшелонированным сопротивлением со стороны чиновников. Не все из них осознают, что отношения с бизнесом нужно менять, не у всех налажены нормальные каналы коммуникации. Вот и получается, что чуть ли не каждый день подбрасывают предпринимателям новые сюрпризы.
Что касается конкретных обращений, их можно сгруппировать в несколько тем. Первая, самая очевидная, — избыточная контрольно-надзорная деятельность. Со всех сторон мы слышим призывы ее ослабить. И плановые проверки, значительная часть которых согласовывается с прокуратурой, действительно сокращаются, зато возрастает число внеплановых. Заявление обычного потребителя в Роспотребнадзор является основанием для проведения проверки. Лазеек, которые недобросовестные представители надзорных органов могут использовать, сотни.
Для понимания масштаба проблемы приведу статистику: по данным Прокуратуры Ставропольского края, в прошлом году количество проверок в отношении субъектов малого и среднего бизнеса составило 9986, из них число внеплановых — 9003. То есть практически 90 процентов. Сейчас порядок обращений в Роспотребнадзор меняют и усложняют, но не уверен, что это даст качественные изменения.


— Как бизнес-омбудсмен может повлиять на сложившуюся ситуацию?


— Во все инстанции, которые занимаются проверками, я направил запросы, для того чтобы проанализировать информацию: сколько всего было инициировано контрольно-надзорных мероприятий и где действительно стандарты и требования были нарушены?
В основной массе заявления безосновательны и не получают подтверждения. Это говорит о существовании прямой нагрузки на бизнес — предприниматель отвлекается, вынужден взаимодействовать с проверяющими органами и тратить время. По оценкам Министерства экономического развития, из-за этого наша страна ежегодно теряет 2 процента от ВВП.
Проверяющие инстанции живут в какой-то своей реальности, а нужно сделать так, чтобы за каждый конкретный случай они отчитывались перед краевыми властями. Иначе их действия влияют на экономический результат целого субъекта. Кроме того, надо расширять полномочия прокуратуры. По закону она имеет право согласовывать не более 20 процентов от всего общего объема проверочных мероприятий. В этом случае прокуратура — наш союзник. У них есть отдел, занимающийся защитой прав предпринимателей. И там действительно существует положительная динамика с точки зрения несогласования тех или иных проверок, что снижает давление на бизнес.


— Давайте вернемся к главным проблемам краевого предпринимательского сообщества. Что еще можно к ним причислить?


— Следующее препятствие, которое лежит на поверхности, — недоступность кредитных ресурсов. Чтобы заработать, нужно инвестировать, и в 95 процентах случаев речь идет о материальных вложениях. Рынок в РФ не дает объективной возможности получать нормальные кредитные ресурсы. Сейчас единственное, что в наших силах, — информировать о тех предложениях, которые есть, в частности, у Фонда микрофинасирования. К сожалению, в значительной степени на экономику это не влияет, но отдельно взятые предприниматели получают такую помощь.
Сложности связаны с естественными монополиями. Например, тарифы на электроэнергию постоянно растут, и не на 6 процентов, как говорят по телевизору, — реальная цифра существенно выше. Дискуссии мы ведем и с газовиками — предпринимателей очередной раз заставляют покупать новое оборудование.
Отдельно стоит сказать о налоговой системе. Кто-то говорит, что у нас либеральные условия для бизнеса, в Европе такого нет. Но вот пример из транспортной сферы. Заправились вы на АЗС, считай, сразу заплатили налог, потому что акциз уже включен в литр бензина. При этом собственник транспорта ежегодно должен оплачивать транспортный налог. Идем дальше — в отношении грузового транспорта ввели такую систему взимания платы, как “Платон”. То есть фактически для дальнобойщиков применяется тройное налогообложение: транспортный налог, акциз за бензин и сборы по “Платону”.
Еще одна абсурдная ситуация, о которой говорил и президент Владимир Путин: в год возбуждается 200 тысяч уголовных дел по экономическим преступлениям, но только 15 процентов из них заканчивается приговором. Это свидетельствует о притеснении заведомо невиновных предпринимателей. Поэтому ответственность силовиков за необоснованное уголовное преследование бизнесменов нужно ужесточать.


— Недавно вы проводили совещание, на котором обсуждалось внедрение онлайн-касс. Каков итог?


— Кстати, это еще одна проблема, которую можно охарактеризовать как нестабильность правил игры и нелогичность решений. Ситуация, когда государством инициируются какие-то новшества, а через год мнение меняется и придумывается что-то новое.
С 1 февраля этого года уже невозможно зарегистрировать контрольно-кассовую технику [ККТ] старого образца. Начиная с 31 марта 2017 года организации, осуществляющие розничную продажу алкогольной продукции, вне зависимости от системы налогообложения, будут обязаны применять ККТ. А с 1 июля этого года можно будет использовать только онлайн-кассы, за исключением налогоплательщиков, применяющих ПСН, ЕНВД. У них срок откладывается до 1 июля 2018 года. Это очередные затраты для бизнеса, одна касса нового образца обойдется минимум в 23 тысячи рублей. Данные передаются через Интернет, предпринимателю потребуется для нормальной работы 2 точки альтернативного доступа в сеть. Такие условия могут загубить малый бизнес в сельских поселениях. И самое главное: не понятно, зачем государству данные по ЕНВД и патенту. Свой долг перед государством в виде налогов они выполняют. А их суть — максимально упрощенная система отчетности. Так зачем же им нужны онлайн-кассы? Мы будем формулировать позицию края, выходить на общероссийский уровень, чтобы нововведение отменили хотя бы для тех, кто применяет ЕНВД и ПСН.


— На какой бизнес нужно делать ставку краевым предпринимателям?


— Мне нередко задают вопрос, почему мы не занимаемся развитием IT-кластера? Но, простите, зачем изобретать велосипед и делать что-то наподобие “Иннополиса” в Татарстане, когда мы можем использовать наши географические преимущества. Вырываться вперед надо в тех сферах, которые нам наиболее понятны. Это же очевидно: санаторно-курортная отрасль, сельская хозяйство. Причем в последнем основной акцент нужно делать на перерабатывающие предприятия. А что касается туристической отрасли, не думаю, что здесь удастся справиться самостоятельно. Сравните Сочи до и после Олимпиады — разница колоссальная, вопрос в бюджете. В один момент модернизировать инфраструктуру не получится, даже благодаря федеральной программе.
И, думаю, здесь бизнес может помочь. Идей много, но чаще всего у людей отсутствует возможность донести их до власти. Мы готовы быть коммуникатором в этом вопросе, попробовать и протестировать те из них, которые будут представляться разумными.

Автор: Дараганова Дарья

Видео
  • ДЕЛАЙ БИЗНЕС / Как стать миллионером? / Выпуск 1
  • На Ставрополье селяне встали на защиту бизнесмена
Посмотреть всё